?

Log in

No account? Create an account

Алёна

Nov. 24th, 2018 | 01:47 pm

Встретились.
Сидим.
Словами друг в друге стынем,
Ерундой заполняя тишину неловкую.
Глаза в глаза, две большие холодные льдины,
А ведь были же когда-то ракетами с ядерными боеголовками.

А ведь были же напролом, в деллирии любовь по венам себе пускали —
Голодные, злые, жадные друг до друга, не прощающие измены;
И слёзы так трогательно прятали под солнечными очками;
И знали язык зверей, и умели ходить сквозь стены.

Молодые, горячие, руками своими голыми
Трогали сердца раскрытые, и те в наших руках пульсировали.
А сейчас, скажи, — где и как проебали мы эту нашу молодость?
Что же с нами сегодня случилось, милая?

Встретились.
Сидим.
Глаза в глаза и рука в руке.
Что-то говорим друг другу, шутим, ёрничаем, острим.
И между нами всё наше прошлое — тлеющее, висящее на волоске.
Но уже
ничего
не дёргается
внутри.

Link | Leave a comment {1} |

Die Alone

Apr. 20th, 2017 | 04:28 pm

Link | Leave a comment {1} |

Дудки

Apr. 11th, 2017 | 10:53 pm

Как лучше — с дудками или без? Не добавляют ли они какой-то придури?



Link | Leave a comment |

К корням

Apr. 7th, 2017 | 12:30 am

Так получилсь внезапно, что снова вдруг захотелось писать. Раньше, когда хотелось, было решительно нечего сказать. Потом, когда стало есть что сказать, пропало желание говорить. Сейчас как-то так всё совпало, что вот две короткие зарисовки в прозе

https://vk.com/la_fee_noire?w=wall-122453250_222
https://vk.com/la_fee_noire?w=wall-122453250_229

Планирую продолжать.

Link | Leave a comment {1} |

La Fée Noire

Nov. 14th, 2016 | 03:53 am

У нас с ребятами есть группа. Я, типа, в ней сочиняю и руковожу процессом. Как-то раз, сентябрьским деньком, мы сняли ДэКа и ебанули там концерт при пустом зале. Ну, и сняли всю эту историю на видео.
Так у нас, помимо студийной версии альбома, появился лив в аудио и видео вариантах.

Link | Leave a comment |

La Fée Noire

Nov. 14th, 2016 | 03:50 am

Link | Leave a comment |

Катя

Jun. 30th, 2016 | 04:09 pm

Приедешь. Будешь усталой.
Растечёшься по мне водой,
Снегом весенним, талым.
Положишь голову мне на колени.
Скажешь, что так теплее.

Немного побудешь грустной.
Головой своей кучерявой,
Взъерошенной цветной капустой
Просыплешься в мои ладони.
Скажешь, что так спокойней.

Ты станешь простой, нетрудной,
Зажатая в этом моменте
Между двумя секундами.
В пепел волос окунёшься,
Коснёшься бронзовой кожи.

Уснёшь. Спина -- белый лист бумаги.
Не зная будущего,
Не помня прошлого,
На ней пальцем рисую знаки
Воздуха и тишины звенящей
Нашего
нового
настоящего.

Link | Leave a comment |

La Fée Noire -- Coast

Feb. 11th, 2016 | 01:11 am

Link | Leave a comment {1} |

Ох...

Feb. 4th, 2016 | 12:19 am

1.
Нет начала у огурца.
И нет у него конца.
Огурец неразрывен, неотделим
От себя самого.
Как если ты смотришь в степь со своего крыльца.
А по степи лишь дым.

2.
Ты в сердце моём застряла,
Как сифилис в моём хую.
А может, начнём всё сначала?
Ведь я же тебя люблю.

3.
Не расточай на меня свой яд --
Он меня не возьмёт!
Я уже принял Синюю Таблетку.
В пизду тебя, милочка!
К хуям!
Двигаюсь навстречу лету.
.
Не ковыряй во мне, у меня жилет,
Сделанный из самой прочной брони.
Он не пропускает твоей любви,
Нет!
Не пиши мне и не звони.
.
Не пробуй меня на жалость,
На ревность взять.
Мне похуй.
Мне поебать.
Амальгамой покрытая кожа.
Целую!
Прощай,
Твой Серёжа.

.

Link | Leave a comment |

La Fée Noire -- Stay

Nov. 13th, 2015 | 02:39 pm



Заебало быть поэтом, теперь делаю музло. Набрал музыкантов, позвал певицу ахуенную, ебашим у себя в студии, делаем альбом. На видосе студийный лив.

Link | Leave a comment {1} |

Четыре

Apr. 10th, 2015 | 11:57 pm

1.
Мне мама говорила: "Точно, дочка, быть беде,
Коль будешь запивать ты кофе коньяком
В компании с малознакомым Знатоком".
А я не слушала... То было как-то ночью. Я уже не помню где,

И, честно, я не помню даже повод --
Мы веселились, пили, пели и смеялись.
Потом пришли к нему домой. Взглянула на комод --
И вдруг оторопела, изумясь:

Там шесть хрустальных глаз, пронзительных, как крик,
Меня смиряли. Так Господь, наверное, смотрел на Магдалину!
"Ты что?.. Знаток?!.." -- спросила только. В тот же миг
Он снял с меня трусы и стал лизать вагину.

2.
Весь смысл в тебе сконцентрирован,
Ну что тут ещё сказать?
Жизнь моя подчинена одному лишь принципу:
Любить тебя, милая, -- верить, любить и ждать.
Ничего подобного со мной не происходило раньше --
И я как институтка в революционном вихре
Мечусь в ледоходе кораблём бумажным...
И, знаю, вроде всё успокоится, свыкнется, стихнет,
Но всё равно не будет в душе покоя,
Как в пустой квартире не будет уюта.
Дорогая моя, милая, ведь мы с тобою
Сами всё это сделали!.. Считаю минуты
До наступления одиночества. Вода незакрытая
На кухне капает, шагам твоим вторя.
Так любовь уходит, и сердце разбитое
Медленно зарастает, рубцуется горем.
Знаю, что более со мной этого не повторится,
Никого не любил так сильно и безусловно.
Угораздило ж, сука, вот так влюбиться
В женщину-менеджера из мебельного салона.

3.
Подруги мне твердили: "Этот парень -- вор!
Крадёт сердца девичьи!" И зачем,
Скажи, в тебя влюбилась? Видно, разговор
Тому виной про твой большой бугристый член.

4.
Всё тлен. Всё мрак. Всё суета сует.
И, выйдя из воды, назад в неё вернётся.
Ты завтра позвонишь. Мы встретимся в обед.
И в стылом сердце снова отзовётся
Любовь, которой между нами больше нет.

К чему слова, пустые обещанья, театральность, ложь?
К чему заломы рук, надрыв, закатыванья глаз?
Из пустоты партера, из покинутости лож,
Из запылённых кресел бельетажа
На нас никто не смотрит. Кроме нас

Самих. И этот обоюдный взгляд
Как луч прожектора, направленный на сцену,
Что раздевает, заставляя нерв играть,
И голос ставя в диссонансный звукоряд,
Нам помогает верить в Мельпомену,

Которая у каждого из нас внутри
Играет роль в спектакле "Отзвуки Любви".

Link | Leave a comment {3} |

Фини

Aug. 9th, 2014 | 04:21 am

IMG_1210
Не знаю, как так вышло, но я перестал быть поэтом. Ни одной строчки за полгода. Любая попытка что-то написать -- провал, вторичка, самоцитирование, штампы. Думаю, что это конец. Мне больше нечего тебе сказать, читатель.

Мой инстаграм lara800.
Все текущие события там.

Спасибо за внимание и каменты.
Лёня.

Link | Leave a comment {3} |

Зеркало

Mar. 6th, 2014 | 05:35 pm

Вроде всё расчитал я, как раз-два-три...
Но в руке сжимая стекло -- смотри,
как сыплется вниз кровяной песок.
Или красный лёд. Или гранатовый сок.

Вся ирония в том, что в своей горсти
я хотел всё, что было моим, нести.
И кленовый лист моей пятерни
уже весь в мозолях. От времени.

Я смотрюсь в стекло: вся голова седа
от бесчисленных случаев причинённого ей вреда.
И, потуже запахивая свой халат,
удивляюсь себе -- чем не Герострат,

сжегший всё своё время. И по пути
много важного выронил из своей горсти.
Всё шатался и мыкался туда-сюда,
но ни кола не нажил, и с двором беда.

Только в тихие волны бесцветных рифм
я вплетал свой голос. Пустой графин
звучит и то веселей, когда,
в него забираясь, журчит вода.

Есть ты. И то, что было после тебя:
та кошка, что вечно скулит, скребя
мне мой позвоночник из года в год.
Но ты не та уже. Да и я не тот.

david_gilmour_gitara_igra_starik_sedoy_1920x1080


Посв. Очень Старому Пепперу

Link | Leave a comment {4} |

Санкт-Петербург

Dec. 21st, 2013 | 11:29 am

Я в Петербурге, дорогая. Мы бухаем
у Алкиноя в доме вместе с Навсикаей.

Link | Leave a comment |

Москва

Dec. 21st, 2013 | 10:43 am

Модный московский фотограф Аркаша
снимал обнажёнку в колонном зале:
"Давай, дорогая, креативный лук ебашить:
надень-ка двенадцать колец на палец."

100

Link | Leave a comment {1} |

Хабаровск

Dec. 21st, 2013 | 12:34 am

Как-то раз оказался проездом на Дальнем востоке.
Вечер пятницы был. Я один, и нечего делать.
И зачем-то отправился в местное караоке,
чтобы спеть "рюмку водки" и "белый лебедь".
Выпил. Спел. Задремал. Снова выпил. И, уж засобиравшись,
вдруг услышал двух девушек, певших дуэтом.
И хотя на вид они обе были ну очень страшные,
всё внутри аж перевернулось от голосов этих!
Передёрнулось, замерло, и как будто выстрелило.
Подошёл, и присев на диван познакомиться,
ждал, когда допоют. А в глазах даже слёзы выступили,
когда слушал два этих божественных голоса.
Сели рядом. "Привет", говорят. Я им тоже: "Здравствуйте.
Вы вдвоём?" - "Нет, втроём." - "А тогда где же третья?"
Засмущались немного, хихикнули: "Не расстраивайтесь.
Она сейчас подойдёт -- просто красится в туалете."
Ну, ок. Заказал алкоголя. Выпили.
Заказали ещё. Виски, пиво, самбука, мохито...
"Как зовут вас, девчонки?" - одна отвечает: "Сцилла".
А вторая, которая в джинсах: "А меня Харибда"
Что такое, думаю? Что это за имена такие?
Может, какие-то местные национальности?
А они весёлые, что-то ржут -- ну понятно, бухие,
а на бухыч ведь у всех одинаковая реакция.
Ну да ладно. Сидим, заказали суши.
Все в говно уже, у одной моя рука на ляжке,
а они всё поют и поют мне в уши,
и у меня от голосов их по всему телу мурашки.

Тут подходит третья. И прямиком ко мне.
И садится рядом. Кокетливо, вполоборота
поправляет юбку, не прикрывающую коленей.
И вздыхает томно. И говорит мне шёпотом:
"Я давно смотрю, как вы тут пьёте водку.
Ты хороший, вижу, и ты мне сегодня нужен.
По ночам я дерзкая, а на утро кроткая.
Вызывай такси. Будь мне мужем."
Я, конечно, слегка прихуел от прямолинейности,
да, я клёвый, знаю, но чтоб вот так, с разбегу...
Но, с другой стороны, она тоже давно не девственница --
значит знает, скорее всего, что делает.
Рассчитался. Встал. Она тоже встала.
Говорит подругам: "Ну что же, спасибо, девочки.
Хорошего мужика сегодня вы мне достали!
Созвонимся когда-нибудь. Лет через десять."
На слова её я тогда не обратил внимания.
Всё смотрел на глаза зелёные и прямые брови,
на большую грудь и тонкую талию,
и окончательно лишился покоя.
И в такси не выдержал -- на неё набросился.
Трогал ноги длинные, живот, мял большие сиськи.
А она говорит: "Мы же даже не познакомились.
Меня, кстати, зовут Калипсо."
Я в ответ что-то буркнул из своего деллирия,
мол, ок, очень рад, что-то в этом роде.
Никогда ещё не встречал я бабу настолько красивую.
Идеальную просто в своей природе.
К ней приехали... И потом ничего не помню.
По утру отшибло всю память начисто.
А она стоит тут, голая, и протягивает мне кофе.
И говорит: "Дорогой, я сварила кашу."
Я такой, было, начал сперва отказываться,
мол, домой мне надо, даже засобирался.
А она мне: "Может, ещё потрахаемся?
Ну куда ты спешишь? Зачем? Оставайся!"
На диване сижу, про себя так мыслю:
ну куда мне спешить? Сегодня же воскресенье.
А такие женщины случаются в жизни
намного реже, чем дни рождения.
Говорю: "Хорошо, мать, уговорила.
Остаюсь. Один день ничего не решает.
У тебя, кстати, нет в заначке бутылочки пива?
А то что-то башка туго соображает..."
Она: "Есть конечно! Сейчас, минуточку...
Принесу тебе свеженького, из холодильника."
А сама так хитренько улыбается, сучка!
Сучка голая с ногами длинными.
Принесла. Я отпил, и всё опять завертелось.
И потянуло опять на любовь и нежность.
И последнее, что запомнил -- она сверху села
и стала член мой засовывать себе в промежность.
Ну, а дальше всё было совсем как в тумане:
не помню даже, как долго это всё продолжалось.
Она ходила голая, и звенели стаканы.
Мы ебались, пили, и опять ебались.
Без конца, без начала и середины --
всё смешалось в один бесконечный месяц.
Я стал будто пленником у её вагины.
И совсем ничего не мог сделать с этим.
И в одно из утр я проснулся рано,
и на ватных ногах, с раскалывающейся головой,
я с кровати встал и дошёл до ванной.
И увидел в зеркале, что я весь седой.
Со щеками впалыми и морщинистой кожей,
совершенно белый сухой старик.
Обернулся. И в проёме увидел чудовище.
И хотел кричать, но не было сил для крика.
И чудовище на коленях меня молило:
"Не лишай меня, милый, любви и ласки!
Я совсем пропаду без тебя, любимый!
Не смогу без тебя жить одна в Хабаровске!
Не смогу жить одна, тобой покинутая,
не смогу тянуть одиночества ношу!"
"Да о чём ты вообще говоришь, любимая?!
Неужели ты думала, что я тебя брошу?
Сколько лет я здесь?" -- "Вот уж семь, как минуло.
Но ты счастлив, правда? Я ж знаю наверняка!"-
"Да, конечно, да! Знаешь что, любимая?
А не принесёшь ли ты мне бутылочечку пивка?"
И она расцвела. И красками заиграла.
А я рванул к дверям, и сам не знаю как
я открыл замок, и бежал в сторону жд вокзала.
И ближайшим поездом отправился на Итаку.

Link | Leave a comment {11} |

Архангельск

Dec. 20th, 2013 | 06:15 pm

"О, Таласса!" -- как Одиссей кричал я,
опуская руки в белую пену.
И море северное со мной играло,
и море холодное мне пело.
Мне море пело, что всё под небом
ничуть не более, чем тлен и пепел.
И что любовь твоя -- лишь мгновение.
Штиль перед тем, как подует ветер.
Мне море пело, в лицо мне брызгая
водой солёной, что смысла в жизни
ничуть не более, чем в полосе прибоя,
когда волна накатывает за волною.
Что всё идёт так и не меняется
из века в век. И ни беды, ни счастья
не существует. Лишь монотонность времени
так знать даёт себя в ощущениях.
Что нет ни прошлого, ни настоящего,
и какие-то прочие ещё банальности.
Да, так бывает, когда нахуяришься
во время полярной зимы в Архангельске.

Link | Leave a comment {1} |

Tout est fini, mon amour.

Nov. 26th, 2013 | 06:12 pm

Дорогая, прости, но я перешёл черту.
Я и не думал, что это всё именно так закончится.
Но проснулся сегодня утром,
и понял, что больше тебя не люблю.
И ничего, -- совсем не умер от одиночества.

Я понимаю, что это разбивает сердце,
и что именно сейчас тебе это нужно меньше всего,
когда у тебя по работе переаттестация и сдача проекта.
Но я не могу так жить больше, понимаешь, детка?
Это как жить в комнате с вечно закрытым окном.

Прости, что так сразу разрушаю все планы, но это не мои планы.
И эти картины совместного будущего -- увы, это всё не мои мечты.
Я всегда соглашался. Кивал и поддакивал. Странно,
но я так и не захотел всего этого так же сильно, как ты.

Пойми, я проснулся сегодня утром, и отчётливо понял, кто же я:
просто парень, которому нравятся моторные лодки и мотоциклы.
Да, мне скоро сорок, и папа тоже мне говорит, что это всё хуйня,
и что пора уже наполнять свою жизнь новыми смыслами,
но я не могу по-другому, девочка, ну посмотри на меня!

Я не Юрий Гагарин, и не Рамзан Кадыров.
Не герой, но хуёвый поэт, живущий в съёмной квартире,
и хочу изи-райдить по жизни. И для этого нужно всего-то
немного денег на каждый день, знакомый слесарь из сервиса, мой мотик,
Джон Ньюман в плеере и Джимми Хендрикс, моя "творческая" работа,
и проплаченный на год туда, где качнуть бицушку с Артурчиком в десять утра в субботу.

Мне так жаль, малышка, но я оставлю тебе одной всё это:
наши чёрные простыни, кота, кабельное и интернет.
Я устал, не хочу быть больше твоим мужчиной.
Я не врал тебе раньше, не жил двойной жизнью --
так что дело совсем не в этом --
я сам только что, утром, этот выбор сделал,
ты уж меня прости.
И, конечно же, нет, -- не в тебе причина.
Это кризис среднего возраста
во мне кричит
с последним гудком на отплывающую Жёлтую Субмарину;
Говорят, что пройдёт к пятидесяти.
Или , может, к пятидесяти шести.

Link | Leave a comment {5} |

Цитата

Oct. 21st, 2013 | 03:47 pm

<<Я совсем не гомофоб, ни в коем случае. Натуралы - долбоебы, они делают дебильных детей, таких, как вы; по крайней мере, единственное, что производят геи - это понос. Кроме того, нам, “экстремальным металлюгам”, приходится сжигать церкви, чтобы поднять религиозных фанатиков на бой, а двум гейским чувакам достаточно отсосать друг другу, и христианские фундаменталисты тут же охуевают. Нам приходится разрушать всякое говно, громко орать, и изо всех сил проявлять свое антихристианство, чтобы привлечь внимание, а все, что нужно сделать двум парням, это засунуть свои писюны друг другу в жопы. Это такая охуенная жесть! Я могу сжечь тысячу церквей и не вызову даже тысячной доли того шума, который могут вызвать два парня, которые тихо пялят друг друга у себя дома. Как же я могу ненавидеть того, кто может, просто занявшись сексом, заставить столько религиозных ебанатов изойти на обезьянье говно? Это охуительно!>>

Ссылку на источник дать не могу.

Link | Leave a comment {3} |

Настя

Jul. 5th, 2013 | 05:43 pm

Сколько времени года отводится дней –
Длиннее всего зима.
Ночь, иней, луна, жёлтый свет фонарей,
И вмёрзшие в снег дома.

Герань. Подоконник. Маячит восход.
Я кричу в околоток: «Настя!»
А за окном – девятнадцатый год
Торчит в большевистской пасти!

Скулит моё время! Под сердцем — нож,
Под шляпой – пробор холёный!
Настя с порога: «Товарищ, более не трожь
Плоти моей революционной!»

«Останься!» – зову её, но голос в фальшь,
Слова застывают пеной.
Диван. Занавески. Четвёртый этаж –
Мой остров Святой Елены!

Тюльпаны, вино, облепиховый мёд…
И в чёрном плаще старуха
Косой своей оголтело метёт
Головы сильных духом.

Срываюсь в парадный! Бегу за ней!
И пар выдыхаю винный…
И я как один из фонарей –
Худой, одинокий, длинный…

Потуже запахиваю своё пальто,
Ищу свою мадемуазель…
Но каждый навстречу – инкогнито,
Прячущийся в метель.

Звеню на ветру, аж ноги в пляс.
В подворотне маячат тени.
Кричу им: «Да здравствует коллективизация масс!»–
Девиз моего спасенья!

Я не разделяю смысл этих слов!
Ты – причина моей проституции!
Ушла навсегда. Выменяла любовь
На призраки революции.



п.с. "Насте", кстати, уже 8 лет. Помню, как придумал - заезжал на стоянку, зима была, снег, ночь, и тут как-то канал сам открылся. Вбежал домой, не раздеваясь схватил карандаш и просто записал. 8 лет назад.

Link | Leave a comment {3} |

Сан-Себ

Jul. 4th, 2013 | 11:57 pm

На побережье
бушует
шторм,
поднимает волну
с шестиэтажный
дом.
Я смотрю за горизонт,
куда пятого января
белый корабль ушёл.
А с ним и любовь моя.
А с ним и слёзы,
и смех,
и последний вздох,
и твоё "мы обязательно
встретимся
там",
и моё "пожалуйста,
больше не надо
слов".
И разноцветный
Сан-Себастьян.

Screenshot_2013-06-23-21-28-58

Link | Leave a comment |

Олеся

Jul. 4th, 2013 | 02:59 pm

Олеся утром в четверг повесилась.
Пересмотрела "Ка-Пекс" с Кевином Спейси,
в айподе выбрала любимую песню, -
какую-то медленную, группы "Океан Эльзи", -
затянула петлю, и к Харону на крейсер
отправилась сразу же, прямым рейсом.

Потянулись родные с городов и весей,
лишь только дошли до них скорбные вести:
"Олеся повесилась!" - "Как повесилась?" -
"Так, натурально, до самой смерти!"-
"А ей сколько было?" - "Год до совершеннолетия" -
"Вот ведь, надо же, какая трагедия..."

Мать Олеси то скулит, то крестится.
По дому мечется, не находит места.
Отойдёт от гроба, пересядет в кресло,
то опять расплачется, разойдётся женским
криком "Что ж ты так, почему, Олеся?..."
лоб целует ей, но всё это без толку --
мёртвая не воскреснет.

И все стоят у гроба с понурыми головами,
тихо молятся про себя; и рюмка под образами
накрыта хлебом; и венки с цветами,
что она любила; её фото в раме.
И никто не знает,
за что она так с собой,
своими собственными руками.

А я скажу вам, потому что уж я-то знаю:
дело, кстати, было в пригороде Рязани.
Всё произошло из-за мальчика -- Андреева Вани.
Ученика с посредственной успеваемостью,
но небесно-голубыми глазами.

Он совсем не обращал на Олесю внимания,
и, тем более, не давал никаких обещаний.
Да он вообще и не знал о её существовании,
не то что там какие-то любовные переживания,
какие-то там сомнения, ревность, страдания...

А у неё к нему не любовь, а мания,
настоящая паранойя развилась с годами.
Но боялась первая совершить признание --
только смотрела на него, и теряла сознание.
И дома плакала, запершись одна в ванной.

А Ваня любил красавицу Малафееву Катю,
которая сидела с Олесей на математике,
и Ваня ей делал разные знаки -- то похвалит платье,
то в кино пригласит, то угостит салатиком,
но всё не в кассу -- Малафеева была лесбиянкой.

Но Олеся, решив почему-то вдруг, что они любовники,
расценила это как её предательство,
и не давала Кате списывать больше ни одной контрольной.
И при этом ничего ей даже не объяснила внятно.
Потому что любовь их эта, воображаемая, делала ей больно.

Потому что любовь их эта, несуществующая, делала ей нервно.
Потому что она, она у него должна была стать первой,
как Олеся сама для себя решила, и была б, наверное,
на выпускной, если бы не Малафеева, гадкая стерва!
(Так у женщин бывает часто, читатель, верь мне)

А у Кати из-за этой глупой ревности начались проблемы.
Она прогуливала, врала: "Зоя Васильевна, я заболела",
и даже вопрос стоял о её отчислении,
если математику не исправит в ближайшее время.
Так что ей совсем было не до Вани Андреева.
Но к Олесе возникла после этого ненависть откровенная.

И вот как-то раз, на большой перемене,
Олеся заходит в класс, а у Андреева на коленях
сидит Малафеева, и он ей на ухо песенки
про любовь, а та смеётся, но так неестественно!
Так притворно, вульгарно и совсем не весело.
И на Олесю смотрит. А в глазах лишь ненависть.

И Олеся вдохнула и, не выдохнув, рухнула прямо на пол,
когда увидела его руку у неё на талии.
И весь урок проплакала.
И не смогла у доски доказать теорему Паскаля,
хотя дома готовилась, и доказательство знала.
А Малафеева ей в конце урока "О, это только начало!"

И потом его в щёку целовала, бестия,
каждый раз, когда знала, что видит Олеся.
Мстила ей лютой, коварнейшей местью,
сквозь зубы шептала: "Повесься! Повесься!"
И так издевалась над ней два месяца,
разрывала её влюблённое сердце.

И всё это так подкосило Олесю,
и что-то внутри надломилось, треснуло,
и сил не осталось бороться с злодейством.
И желая закончить ненавистное детство,
Олеся однажды взяла и повесилась.

Страховку, читатель, от неразделённой
любви не купить. И как видеоплёнку
жизнь назад не вернуть. И под серыми плитами
Олеся в фате. И над сердцем разбитым
чёрно-белый овал на красном граните.


Link | Leave a comment {2} |

Открытое письмо верующим

Jun. 19th, 2013 | 04:56 pm

Originally posted by yury_nesterenko at Открытое письмо верующим
Ну что ж. Они таки приняли свой закон. Сами напросились.
Я предупреждал, что ради такого случая я отступлю от своего принципа неиспользования мата в литературе. Впрочем, это не литература - это война. А на войне хороши те средства, которые наносят максимальный ущерб врагу.
"Бабы, заткните уши." "И уберите детей от ваших голубых экранов."
Итак:

Эй вы, веруны ебанутые, слушайте, блядь,
Как вас, говноедов, я буду сейчас оскорблять!
Вас, сраное стадо, сосущее хуй у попов,
Давно уже надо давить, как вонючих клопов!
Ведь надо же быть пизданутым на всю, блядь, башку,
Чтоб, блядь, поклоняться такому тупому божку,
И прочей хуйне, устаревшей на двадцать веков,
Придуманной кучкой невежественных мудаков,
Вонючих фанатиков, даже не ведавших, бля,
Что небо - не твердь, и не плоскость с углами земля,
Что в космосе, блядь, до хуищи таких же планет,
И им, блядь, не тыщи, а блядь, миллиарды им лет!
Что солнце не остановить никакому хую,
Что хищники с голоду бы передохли в раю,
Что все биовиды хуй с два запихаешь в ковчег,
Что, блядь, гоминиды! Что, нахуй, австралопитек!
И хуй бы еще, что не знали далеких планет -
У них про Америку даже понятия нет!
Какого, блядь, хуя всеобщий спаситель-Христос
Молчал про индейцев? Ответьте, козлы, на вопрос!
Короче, любая страница, куда попадешь
В священных писаниях ваших - хуйня и пиздеж.
Одни мудаки могут верить подобной хуйне,
Но, даже оставив науку на миг в стороне,
Посмотрим на вашу "духовность", она же мораль -
Ведь это пиздец, чему вы поклоняетесь, шваль!
Ваш бог, что по-вашему и всемогущ, и всеблаг -
Вконец ебанутый ублюдок, садюга-маньяк,
Страшнее всех гитлеров, сталиных и чикатил -
Ведь он всех их создал, а вам и роптать запретил!
Коль ты всемогущ и притом не моральный урод -
Зачем делать зло привлекательным, ёбаный в рот?
Несчастное яблоко это - ну сделай его
Вонючим и горьким, и не было бы ничего!
На кой провоцировать? Ладно, поддался Адам -
Ну дай ты Адаму и бабе его по мордам,
Коль ты - всеблагой - эту хрень не способен простить,
Но нахуй за это всему человечеству мстить?!
(Молчу уж про прочих животных.) Нет - выдумать ад!
Нет - вечные пытки для всякого, кто виноват
Лишь тем, что родился! Вот любящий, нахуй, отец:
"Лижите мне жопу, а всем, кто не хочет, пиздец!"
Вот Каин-садовник бескровный подарок принес,
Но боженька добрый воротит разгневанный нос:
"Мудило, я жертву кровавую требую, блядь!"
Ну и получил... Только был недоволен опять.
Чуть что не по нем - нет чтоб мирно исправить - хуяк!
Всемирный потоп! Апокалипсис! Ну не маньяк?!
Находит забаву: "Шо, праведник? Все хуета!"
Иова - в канаву, Иону - во чрево кита,
Уёбкам - короны, невинным - суму и чуму,
Но чтобы иконы висели, блядь, в каждом дому!
(Прикол: он - всеведущий! - выдумал радугу, блядь,
Чтоб не забывать, что не всех обещал истреблять.
Привет пидорасам, которые в рясах и без!
О физике, часом, уже состоялся ликбез.)
С таким-то, блядь, богом, с такой-то, блядь, кашей в мозгу
Конечно, вы много и страстно крошили в рагу
Друг друга, с любовию братской, века и века.
И ладно б друг друга! - потеря-то невелика,
Да только и тех, кто ни ухом, ни рылом - не ваш,
Вы тоже пускали на фарш, барбекю и гуляш.
А сколько при этом еще вы засрали мозгов -
С такими, блядь, "братьями" нахуй не надо врагов!
И, суки, ведь не успокоились и до сих пор!
Подставите щеку? Да хуй! Вы чуть что - за топор!
Громить! Запретить! Разогнать! Не пущать и держать!
В тюрьму несогласных! По крайности - бабки отжать!
Так вот. И попов, что по горло набиты дерьмом,
И их прихожан-мудаков, сим открытым письмом
Торжественно уведомляю (врубите хорал!):
На все ваши религиозные чувства я срал.
На богослужебную всякую вашу хуйню
Сугубо я срал (это значит - два раза на дню).
Я ваши священные тексты вертел на хую,
Клал хуй на иконы и прочую галиматью.
И впредь буду делать так, нравится вам или нет,
Публично, с особым цинизмом, в сети Интернет.

Юрий Нестеренко, 11.06.2013

Link | Leave a comment |

Рамзан

Feb. 27th, 2013 | 02:51 pm

Марина прилетела к подруге в гости.
К подруге Оле, переехавшей в Грозный.
Спрашивает: "Ну как, давно ли ты, Оля, замужем?
Может ну его нафиг, поедем ко мне, как раньше,
выпьем, понюхаем, полесбиянничаем?"

Оля на Марину внимательно смотрит,
искренним взглядом её пронизывает,
отвечает: "Увы, не могу я, подруга Марина,
более изменять с тобой моему мужчине.
В прошлом, в прошлом женские дырки -
я же теперь замужем
за
самим
Рамзаном
Кадыровым."

Марина смеётся громко,
смех её льётся, звонкий,
а в глазах зависть чёрная и тоска:
"сука, отхватила же мужика!"

Берёт Олю за талию,
говорит: "Глупая моя, маленькая,
ведь у Рамзана кроме тебя, рассказывают,
гарем в Гудермесе - чеченском гарлеме!"

А Оля Марину целует в шею,
наклоняется к уху, ласково шепчет ей:
"То и понятно - ведь как-то должен же расслабляться
мужик после совершения контртеррористических операций.
Когда приходит домой после тяжёлого боя,
и труп Басаева с одной ногой
на себе волочит, складывает в коридоре,
и в глазах его от тоски и горя
зрачков не видно. И кидает на пол
автоматы, каску, свои гранаты,
и снимает медленно камуфляж испачканный,
потом ужинает, молится и тихонько плачет,
что судьбу такую ему Аллах отмерил -
убивать врагов Российской Империи."


Link | Leave a comment |

Два

Jan. 20th, 2013 | 04:10 am

1.
не клади мне, мама, печенье за шиворот,
не читай монолог гамлета на празднике моей смерти.
поцелуй за меня ты мою любимую,
и скажи ей злым шёпотом :
"скоро ты, сука, будешь на его месте!"
пусть она обосрётся, мама,
подумает, что мы все маньяки,
пусть уедет из города на большом автобусе.
и незаживающая сердечная рана,
и хрипота её севшего голоса,
и наши с ней тайные знаки -
всё рассеется в тишине погоста.

2.
любить меня тяжкое бремя, детка.
я думаю, что и сам не смог бы.
все женщины рядом со мной бездетны,
а друзья мои сдержанны и суровы.

голова моя полысела от времени,
я прожил три жизни, живу четвёртую.
и любить меня - тяжкое бремя.
но ты пробуй, детка. и я попробую.

Link | Leave a comment |

Надя

Jan. 20th, 2013 | 04:03 am

Это не женщина - это чёрный маузер!
Это в платье женское одетый Гитлер!
Мы с ней вчера годовщину праздновали,
и она предложила: "взорвём Юпитер?"

Я сначала отнёсся скептически,
мол, кому это нужно, да и вообще - зачем?
И, опять же, если чисто технически -
это тебе не кастрюля щей!

Но она на меня так глазами зыркнула,
и как будто усами гитлеровскими зашевелила.
Говорит: "да я вообще на тебя не расчитывала.
Не привыкла расчитывать на дебилов.

Но если хочешь знать - посвящу тебя в планы
моего будущего мирового господства:
у меня тут есть восемь килограммов урана,
а также всё необходимое для производства

ядерной бомбы и ракеты-носителя,
на которой мы и отправим юпитерианам посылку. "
"Где взяла?! ", спрашиваю - "Да, была у родителей,
там в шкафу стояло". И губы в ухмылку

сложила, да так, что опять привиделось,
будто усы гитлеровские под носом зашевелились!
Спрашиваю: "да ты чего, Надь, на меня обиделась?"
Отвечает: "другие бы на твоём месте гордились!

Ну а ты? Скажи, у тебя вообще есть яйца?
Где решительность твоя, крутизна и смелость?
Мы же запустим там термоядерную реакцию,
водород начнёт превращаться в гелий!

Ярким светом пронзя Вселенную,
новым солнцем восток окрасится!
Ну, а может, он вспыхнет севером,
или западом... Какая разница?

Мы зажжём звезду, мы растопим полюсы,
мы зальём водой Америку и Евразию!
Да у них на жопе зашевелятся волосы
от такого форменного безобразия!

Мир к ногам нашим мёртвой лошадью
упадёт, и мы будем царствовать!
Мы сотрём из истории прошлое,
станем людям отцом и матерью!"

Говорю ей: "Надь, да ты просто фурия!
Как же ловко ты это всё решила!
Даю тебе звание штурмбанфюрера
космических войск четырнадцатой квартиры!"

Ведь если женщине всё вокруг обрыгло,
если жизнь её будто зря проходит -
из неё вылезает Гитлер,
проявляясь в опасном хобби.

И если что ей в башку втемяшится -
не отступит, не сделает по-другому!
Будь же проклята эта эмансипация,
что толкает их строить бомбы!

Начинают вдруг увлекаться то альпинизмом,
то Ла-Манш из Франции переплыть пытаются.
И для них это всё наполнено смыслом!
И ведь верят, что для этого и рождаются!

Кто-то детям Африки везёт продукты,
кто себя взрывает за торжество ислама,
ну а некоторые сейчас на кухне
разрабатывают космическую программу...

А ведь мне, мужику, одного лишь надо -
чтоб варила щи, да подержать за сиську.
А не устанавливать новый мировой порядок,
не планировать массовые убийства.

Чтобы быть с ней женой и мужем,
завести детей, и, входя с мороза,
пить сто грамм, есть горячий ужин,
и не жечь понапрасну звёзды.

Link | Leave a comment {6} |

Кассандра

Dec. 19th, 2012 | 11:22 pm

Ел сметану сидел на стуле,
вставал суетливо - задел стамеску,
со стола слетевшую, ссадил спину.
После эсэмэску послал Кассандре:
"Ах, Кассандра, знаете ли, о, сказочная,
что глаза у вас как у Кассиопеи,
и достоинств масса?!
Да вы просто красавица!
Споём романсы у вас на Пресне?
Или здесь, в Сокольниках, другие песни -
бессловесные, если остаться не застесняетесь -
состряпаем под жизни занавес?"
Но зассала Кассандра писать эсэмэс
при студенте сыне, не стала.

Сижу, сам с собой скучаю,
радиопьесу Бориса Стругацкого слушаю.
И снова сон косит болезнью кессоновой,
снова Савва-сыч сноровистый
во сне с сосны на меня смотрит,
схватить сумку-котомку пытается.
А в сумке-котомке той сырники сестрины,
да старые адидас кроссовки со сношенными носками.
Савва стремглав сверху бросается,
и снуёт между сосен.
Но спотыкается Савва, сукин сын, об сапог, и в слёзы!
Лицом серым своим кислится,
так сырника сестриного и не откусив!
Сызмальства Савва-сыч начал мне сниться,
а всё до сих пор страх сеет,
аж стону во сне!

Просыпаюсь. Трясёт всего. Но,
слава Исусу, светает скоро -
на часах семь сорок.
Рассвет с востока несётся,
цвета песка пустыни,
воска, киоска Евросети,
светофорной середины,
встаёт Солнце!
И сумерки ускользают,
отступают вспять, вспять...
В кресле сижу, босой, невесел.
Старик семидесятисемилетний
в поиске судорожном невесты.
Вспотел. Волосами седой весь.

Link | Leave a comment |

Ольга

Dec. 16th, 2012 | 12:44 pm

- У меня на работе есть девочка одна, очень умная, очень интересная. С ней поговоришь - как воды ключевой напьёшься, колодезьной. Как из родника умоешься. Как из проруби выйдешь, да образов святых прикоснёшься.
- Как зовут?
- Ольга.
- Красивая?
- Нет. Даже очень нет. Такая некрасивая средневековой некрасивостью Борджиа. Или Медичи. Толстая. Нос такой, длинный.
- Знает, что умрёт скоро?
- Почему?
- Так конец света ж через неделю!
- Ааа...
_____________________________________

ОЛЬГА

Ах, Ольга, нам, увы, недолго
с тобой осталось.
Скоро на атомы разлетимся,
на щелочные металлы
разложимся, на минералы
и биомассу.
Слова твои "уезжаю к маме"
бередят мне рану сердечную.
Вселенная бесконечна,
моя любовь бесконечнее.
Поставила точку - отвечу:
напишу стихами,
сохраню тебя в вечности.

Уехала к родным, попрощаться; сказала,
что не увидимся больше, не встретимся.
Что и мне к своим тоже надо,
побыть, посидеть хоть рядом,
а с тобой созвонимся потом, сэсэмэсимся.

Хотел до конца с тобой, чтоб глаза в глаза,
но у тебя на меня оказались другие планы.
Некрасивый человек на меня с экрана
глядит, говорит, что у нас гроза.
Значит, так и не буду вставать с дивана.

Ты же одна, Ольга, меня понимаешь,
да так, как умеешь ты только -
что я других даже -
кто сердцу дорог -
иногда именем твоим называю.
На завтрак ем, в основном, творог,
порой варю сладкую кашу -
как ты часто делала раньше,
молочную;
по вечерам пью горькую,
запиваю квасом.
Потом сижу на кухне, читаю Маркса.
Твой уход внезапный из себя вытравливаю
до поздней ночи.

Стихами тебя излить пытаюсь неуклюже:
ужом вьюсь, червём дождевым в луже,
но как-то не очень похоже всё получается.
Пиши мне чаще, Ольга, о своём участии
в моей судьбе. О прошлом и настоящем.
О вещем и ящем. О древних ящерах.
Ибо недолго осталось - сыграем в ящик
через неделю уже,
раз так майя предсказывали -
ведь майя на ветер слов не бросали,
спрашивали
у зверей,
и звери им отвечали.

Зажёг огонь, вожу рукой,
разрезаю воздух.
Запомню тебя такой:
нос длинный, трусы полоской.

Link | Leave a comment |

Лена

Dec. 14th, 2012 | 04:29 pm

Встретил её вчера -
вечером, возле метро.
Хоть времени много прошло -
узнал её сразу:
всё как обычно -
строго,
сдержанно,
символично,-
прежних привычек круг
выпустил метастазы.

Подошёл. Говорю: "Привет".
Она на меня в ответ
смотрит упрямым взглядом,
как будто бы меня нет!

"Что, хорошо ль тебе
там, под шелком шести
лет этих одеял?
Ты уж меня прости,
если не оправдал.
Ты уж меня прости,
если не суждено..."
Снег перестал идти.
Зажглись фонари.
Темно.

Вокруг толчея людская,
и она бросает в ответ:
"Что, марши прошлых побед
больше не возбуждают?"

В небе голубь летает.
"Ну сколько осталось лет
нам воевать?" -"Не знаю.
Наверно, пока один
не превратится в скелет!"
Где-то собака лает.
Катится велосипед.

Одаривает словами,
как нищего парой монет.
И каждое слух разрезает
и щиплет за глаз,
падая на парапет...
"Так дай хоть в последний раз
тебе посмотреть вослед..."-
слова моего раскаяния.
Звенит колокольчик трамвая.

Смеётся.
Молчу.
Мороз.
Снег на ветвях искрится.
Хочется удавиться,
или под паровоз.
Или на нож.
Или шприцом под кожу.
Или бежать к врачу, -
кричать ему: "Вырежи, врач,
скальпелем из моей памяти
сразу всех  женщин -
не больше, не меньше -
оставь лишь мать;
но особенно вырежи эту, с именем Лена -
долговязую, длинную, со взглядом надменным,
с узкими бёдрами и худыми коленями,
которая была от меня беременна;
с золотым кольцом на безымянном пальце,
чтобы мне о ней больше не плакать, не вспоминать,
чтобы не видеть во снах своих её белые волосы,
чтобы не помнить и не сожалеть об ошибках молодости,
и чтобы забыть, как долго мучила совесть;
и не искать
потом в прохожих на неё похожести,
и свежести её кожи,
и нежности  её голоса
более не желать.
Потому что устал, и не хочу.
Молчу, когда выпью,-
болотной выпью
потом кричу!
Спать не могу - мечусь неясытью..."

Поп в рясе, дьяк в подряснике
проходят рядом.
Мальчик куда-то бежит.
С ней встречаемся взглядами:
"Примирения скорого не обещаю."
"Ну, значит, тогда прощай?"-
голос не слушается, дрожит.
Берёт за рукав: "Прощаю."

Link | Leave a comment {6} |

Девушка и зомби

Dec. 6th, 2012 | 03:31 pm

Ещё вчера вы были вместе,
гуляли в парке у часовни.
Ну а теперь твоей невесте 
пиздец - её сожрали зомби.

Проснулся, вышел на пробежку,
ещё храня тепло объятий.
Вернулся. Снял свою одежду.
Увидел труп в своей кровати.

Стоял не двигаясь. Не веря
своим глазам. А на кровати
как будто бы огромным зверем
разорванное в клочья платье.

На шёлковом белье постельном
куски костей, мозги и мясо.
Обезображенное тело.
Слизь, кровь и каловые массы.

Ведь в новостях передавали 
вчера про взрыв на полигоне!
Что люди изменяться стали - 
на них так действовал полоний.

Что люди все - и стар, и молод -
забыв закон, презрев порядок
почувствовали лютый голод!
И в воздухе запахло адом.

И в воздухе запахло смертью,
носившейся от дома к дому.
Корреспондент ночных известий
вёл репортаж со стадиона,

где пострадавших врачевали,
кормили кашею перловой.
И где они потом восстали,
пожрав всех тех, кто был здоровый.

Но ты не знал, она не знала.
Вчера вы телек не смотрели.
Тела сплетая, вы стонали!
Вы от любви вчера потели!

Любовь вчера свои законы
вам диктовала. Вы, смиряясь,
нагие, дикие, бессонно
всю ночь любовью занимались.

Поцеловав свою невесту,
с утра ты вышел на пробежку.
Она спала. Ей снилось место,
где океан ласкает нежный.

Где пальм стволы, прибой полоской
и белый пляж до горизонта.
И что она как будто носит
под сердцем твоего ребёнка.

Глаза открыла: в дверь звонили.
Подумала, что ты вернулся.
А на пороге кто-то синий...
И, сука, у него нет пульса!

Она такая: "Что вам надо?
Да вы вообще к кому, мужчина?"
А он её за час, беднягу,
сожрал почти наполовину.

Сожрал, и вышел. Несерьёзной
пошёл вразвалочку походкой.
А ты стоял, и только слёзы
тебя душили, драли глотку.

Она была такой красивой!
Ты навсегда её запомни.
Не оставляйте же любимых
одних, когда повсюду зомби.


Link | Leave a comment {4} |