Category: общество

хесус

Цитата

<<Я совсем не гомофоб, ни в коем случае. Натуралы - долбоебы, они делают дебильных детей, таких, как вы; по крайней мере, единственное, что производят геи - это понос. Кроме того, нам, “экстремальным металлюгам”, приходится сжигать церкви, чтобы поднять религиозных фанатиков на бой, а двум гейским чувакам достаточно отсосать друг другу, и христианские фундаменталисты тут же охуевают. Нам приходится разрушать всякое говно, громко орать, и изо всех сил проявлять свое антихристианство, чтобы привлечь внимание, а все, что нужно сделать двум парням, это засунуть свои писюны друг другу в жопы. Это такая охуенная жесть! Я могу сжечь тысячу церквей и не вызову даже тысячной доли того шума, который могут вызвать два парня, которые тихо пялят друг друга у себя дома. Как же я могу ненавидеть того, кто может, просто занявшись сексом, заставить столько религиозных ебанатов изойти на обезьянье говно? Это охуительно!>>

Ссылку на источник дать не могу.
хесус

Девушка и зомби

Ещё вчера вы были вместе,
гуляли в парке у часовни.
Ну а теперь твоей невесте 
пиздец - её сожрали зомби.

Проснулся, вышел на пробежку,
ещё храня тепло объятий.
Вернулся. Снял свою одежду.
Увидел труп в своей кровати.

Стоял не двигаясь. Не веря
своим глазам. А на кровати
как будто бы огромным зверем
разорванное в клочья платье.

На шёлковом белье постельном
куски костей, мозги и мясо.
Обезображенное тело.
Слизь, кровь и каловые массы.

Ведь в новостях передавали 
вчера про взрыв на полигоне!
Что люди изменяться стали - 
на них так действовал полоний.

Что люди все - и стар, и молод -
забыв закон, презрев порядок
почувствовали лютый голод!
И в воздухе запахло адом.

И в воздухе запахло смертью,
носившейся от дома к дому.
Корреспондент ночных известий
вёл репортаж со стадиона,

где пострадавших врачевали,
кормили кашею перловой.
И где они потом восстали,
пожрав всех тех, кто был здоровый.

Но ты не знал, она не знала.
Вчера вы телек не смотрели.
Тела сплетая, вы стонали!
Вы от любви вчера потели!

Любовь вчера свои законы
вам диктовала. Вы, смиряясь,
нагие, дикие, бессонно
всю ночь любовью занимались.

Поцеловав свою невесту,
с утра ты вышел на пробежку.
Она спала. Ей снилось место,
где океан ласкает нежный.

Где пальм стволы, прибой полоской
и белый пляж до горизонта.
И что она как будто носит
под сердцем твоего ребёнка.

Глаза открыла: в дверь звонили.
Подумала, что ты вернулся.
А на пороге кто-то синий...
И, сука, у него нет пульса!

Она такая: "Что вам надо?
Да вы вообще к кому, мужчина?"
А он её за час, беднягу,
сожрал почти наполовину.

Сожрал, и вышел. Несерьёзной
пошёл вразвалочку походкой.
А ты стоял, и только слёзы
тебя душили, драли глотку.

Она была такой красивой!
Ты навсегда её запомни.
Не оставляйте же любимых
одних, когда повсюду зомби.


хесус

Любовь.

Как-то раз, идя по городу ногами длинными,
она увидела салон, где делают татуировки.
Зашла, и на плече наколола серую лилию.
Хотя всегда хотела маленькую божью коровку.

У неё был парень, вполне не бедный,
ездил на Гелендвагене, не на маршрутке.
У неё были длинные волосы цвета белого,
она работала проституткой.

Он очень любил её. Её звали Тоней,
она приехала из далёкой провинции.
Его звали Владом, он торговал бетоном,
лет десять назад уволившись из милиции.

Она скрывала от него профессию,
говорила, что работает маникюршей.
Он ревновал её к каждому встречному
хорошо одетому красивому юноше.

Уже три года у них это длилось,
он даже платил за её ипотеку.
Она же работала, не ленилась,
регулярно захаживала в аптеку.

Покупала гондоны всегда одной марки,
мирамистин и вагинальную смазку.
Заработала сначала на иномарку,
а потом и на сытую жизнь, как в сказке.

Любила ездить на пикники и в баню,
кататься во Франции на горных лыжах.
Но за это её регулярно ебали
несколько чёрных, блондин и рыжий.

Сама себе она объясняла это
любовью к процессу, странной привычкой,
когда она делала все эти минеты,
устраивала все эти межгендерные смычки,

что только в этом и есть свобода -
возможность жить и чувствовать по-настоящему.
А что любовь? - что-то типа развода
лохов, что-то ненужное, преходящее.

Откладывала деньги себе на старость,
некоторые в акции инвестировала.
Думала, что недолго уже осталось,
и что надо рожать и быстрей выкупать квартиру.

А он строил дом за городом, с бассейном и садом,
через год планировал на ней жениться.
Говорил ей, что прежняя жизнь была адом,
пока её не встретил и не влюбился.

Что бывшая его - Анжела - была паскудой,
постоянно крутила с его другом Витькой.
И он бухал на кухне, гремел посудой,
и даже задумывался о самоубийстве.

А с ней - другое дело, он как будто бы крылья
обрёл, стал моложе, похудел килограмм на восемь.
И особенно ему нравилась эта её лилия - 
серая татуировка на плече, и её белые волосы.

Дарил ей шубы, золото, изысканные наряды,
в рестораны модные её водил часто.
Но она опасалась, что где-то рядом
окажется кто-то из этих мудил ушастых.

Что встретившись взглядами с кем-то из этих,
из субъектов её ежедневных будней,
она себя выдаст проступившей отметиной
серой лилии на плече, печатью блуда.

Нет, в принципе, с клиентами она кончала - 
и ей, в общем-то, нравилась эта работа.
Работая менеджером, она б в месяц не получала,
сколько за одну ночь с пятницы на субботу.

Но всё равно, обнаруживать ему эту
свою сторону она не желала, предпочитая скрывать.
Это было её маленьким женским секретом,
и он ей нравился - она не хотела с ним рвать.
 
Поэтому выходные они проводили вместе,
в основном с телевизором дома, ну, или ходили в кино.
Ей нравилось - там даже и встретят если - 
вряд ли узнают, когда темно.

Она прятала лицо своё под огромнейшими очками, 
одевалась скромно, в платок и во всё серое.
Скрывала свои повадки, в основном молчала,
и из кинозала до титров выходила первая.

Ему нравилось, что она такая -
искренняя, теплая, нежная и домашняя.
Он вечером заваривал ей крепкого чаю,
а утром готовил с фруктами молочные каши.

А её нереально пёрло от этого риска!
Что он узнает, и разрушится эта идиллия.
Она сосала хуи и иногда лизала женские письки,
а по выходным называла его "мой милый".

В принципе, он мог бы вполне её обеспечивать,
но она привыкла расчитывать только на свои силы.
Ей казалось, что в этом проявляется её честность:
только ему она давала анально, но не любила.

Но вот однажды всё вокруг изменилось - 
в их город внезапно приехали ваххабиты.
Многие сразу попали в немилость,
некоторые были замучены и убиты.

Началась охота на неверных и грешников,
всё в соответствии с Шариатскими нормами.
Поэтому некоторых просто повесили,
других забросали. Увы, не помидорами.

И в одном из застенков приговорённый к повешенью
кричал палачам, рыдая: "я прошу, помилуйте!
Я за это вам расскажу про девушку,
на плече у которой вытатуирована серая лилия."

И когда к ней пришли - это была суббота -
она молчала и беспокойно смотрела в экран.
Прошлым вечером у неё было мало работы,
потому что в пятницу наступил Рамадан.

Ей взломали дверь, она на диване сидела голая,
а он тихо спал на её длинных ног коленях.
Она до этого ему сделала пару уколов -
успокаивающих, от неврастении.

И она сказала вошедшим в зелёных масках:
"Только не разбудите моего любимого.
Я на всё готова, и на всё согласна - 
хоть на массовое изнасилование".

И тогда вошедшие, перекинувшись коротко,
подошли к ней близко, встав около дивана.
Позабыв про фетвы, Коран и своего Пророка,
и про правила месяца Рамадана.

Шесть часов её молча свирепо насиловали,
превратив навсегда в сексуального инвалида.
Но не тронули и не разбудили её любимого,
сдержав данное честное слово джигитов.

И потом она долго бесслёзно плакала,
и долго беззвучно в тишину кричала;
и серая лилия на её плече подрагивала,
и белые волосы, подёргиваясь, качались.

Их в награду на сутки помиловали,
чтоб успели к последнему отплывающему кораблю.
Он открыл глаза: "Что случилось, милая?"
"Ничего. Я тебя люблю"
хесус

Конец истории



Два года назад, летом, я заехал в автосервис "Эскорт" на улице Партизанской, чтобы померить компрессию двигателя в моей машине мазда эрыксвосемь. У меня с собой был мануал, где было подробнейше написано, как это делать. Так как двигатель там роторный, то компрессию надо было мерить хитро - важен был не максимальный пик компрессии, а имено перепад давлений между камерами. Для этого надо было заблокировать чем-то клапан на носике шланга компрессометра, крутить стартер, смотреть за амплитудой вибрации стрелки. Амплитуда маленькая - всё ок, большая - всё, пиздец. В мануале было написано крупными буквами: "важно, чтобы то, чем фиксируется клапан, не упало в двигатель!". В моём случае клапан фиксировался маленьким кусочком проволоки. И он упал в двигатель. И двигатель заклинило.

Самое поразительное произошло потом: все съебались. Все мастера, включая тех двух, кто проводил "операцию", все многочисленные зеваки - все сразу разбежались по углам. У всех сразу нашлись пиздец какие важные дела и "нас тут вообще не стояло". Я взял большой гаечный ключ, попытался провернуть движок за эксцентриковый вал в обратную сторону, всё ещё веря в добро. Но движок встал наглухо. Было однозначно понятно, что ему пиздец.

Я позвонил юристу, спросил, что делать, поднялся наверх и оформил все документы у ничего не подозревающего приёмщика. В заказ-наряде я написал "замер компрессии в двигателе Ванкеля", чтобы никаких вопросов уже не было, и уехал домой, ибо был вечер.
Утром я вернулся. Спустился в сервис-зону. Слесари участливо заглядывали мне в глаза с вопросом "ну что? ВСЁ НОРМАЛЬНО?"
Блять, да с хуя ли там нормально, а? Вы же все съебались по углам! Что, за ночь движок расклинило само собой?!
"Да, нормально" - говорю,- "сейчас уеду".

Зашёл к директору. Объяснил ситуацию. Сказал: "ну, то, что эта хуёвина туда упала - это, конечно, случайность, но никак не злой умысел. Давайте так: вы мне тут в сервисе двигло снимаете, я его отправляю на ремонт, заодно и вторую секцию (целую) поставлю новую, все расходы пополам. Итого с вас 45 тыс".
Рассказал, что новое двигло стоит около 200. Если же делать просто ремонт, без замены дорогих статора и ротора, то выходило порядка 90 тыс как раз.
Директор послал меня и моего юриста нахуй, сообщив, что слесари не виноваты, что я ПРИЕХАЛ НА УЖЕ СЛОМАНОЙ МАШИНЕ, что я аферист, пытающийся отжать денег. Слесари в кабинете сидели с испуганными рожами и мычали, что вообще они эту машину не делали и в глаза не видели. Но бумага, которую я предусмотрительно взял с вечера, говорила иное.

Короче, мы затеяли суд. Это было пиздец как долго! Экспертизы, хуизы, разборка двигателя в присутствии ответчика. Ответчик уже на стадии разборки согласился, что это их косяк. Но денег не предлагал. Кстати, движок разъебло просто капитально.

Суд был 18 января. То есть через полгода после описанных выше событий. Постановил возместить мне 136 тыс рублей (включая моральный вред 500 рублей, ага). Потом эти пидарасы подали аппеляцию. Её отклонили. Решение передали судебным приставам, и тут дело встало окончательно.

Нет, нихуя. Никто не ворвался в помещение автоцентра "Эскорт" в масках, никто не кричал "морды в пол, оружие на землю!", не бросал дымовые гранаты и не проникал через окна на верёвках. Никто не приезжал на бульдозерах ночью и не выселял директора на мороз "именем Российской Федерации!". Вместо всего этого в большом и неуютном кабинете бывшего детского сада, в пиздец какой жопе города, сидела и скучала, заваленная бумагами, мой первый пристав, не помню как её звали - толстая баба лет сорока.
"Сделайте что-нибудь!"
"Ну, это, мы напишем письма в налоговую, потом, может быть, арестуем счёт"
"А сразу не можете?"
"А вы знаете, сколько у меня таких, как вы? Нет, это не раньше, чем через 3-4 месяца"

Эта сука не сделала вообще ничего. Она потом просто уволилась. За всё время я сменил пятерых приставов. Они все увольнялись, потому что приставам не платят. Жаловаться в вышестоящие органы было тоже бесполезно, потому что начальники приставов тоже не особо задерживались, и не особо ссали за пиздюли, ибо местом своим не дорожили совершенно.
Я нанял юриста повторно, чтобы он жоско ебал мозги приставам. Дело сдвинулось, но Эскорт сообщал, что денег у него нет. Предлагал "реструктуризировать долг" (ага, после 30 тыс экспертам, 20 тыс юристу, год времени и двух судов. Реструктуризировать, блять!).
Короче, они платили тремя частями. Последние 45 тыс пришли вчера. История закончена. Ёбтвоюмать. Это пиздец пиздецов. 2 года, блять.
Короче, когда вы будете в следующий раз смотреть программу "Федеральный судья" по ОРТ, вспоминайте мою историю.